21:07 

Логи игры. Лабиринт. 14 - 23 марта

Charwood.ru
(00:41:32) Лабиринт:
Итак, дамы рядом с Лабиринтом, ворота открыты, песок синий, небо синее, солнца нету. Велкам. Кита тоже нету он ушел, вероятно он тут не может находится по каким то причинам.
(00:46:06) Тэония:
Темнокожую та мысль. что здесь не может находится даже чОрный принц, совершенно бы не вдохновила. Так что весьма хорошо, что она не пришла к ней в голову, как и многие другие, которые в иных ситуациях могли бы быть полезными. Но это совсем другая история. Темнокожая проверила мобильный, пытаясь определить, есть ли в этой глуши связь, а затем, вздрогнув от неприятного чувства, накатывавшего при виде черного зева ворота, перехватила рукоять Жала.
— Ну что... вперед? — Вопрос, скорее, риторическиий, ибо темнокожая уже шагала в сторону Лабиринта. — Виолет, было бы очень здорово, если бы ты не зацепила меня дисциплинами,е сли что. Я в свою очередь обещаю по неосторожности не отрубить тебе голову.
(00:48:34) Виолет:
— Миссис Гарфильд, — Виолет помотала головой из стороны в сторону, — выбираться из этой пасти мы будем потом, — уверенный, даже похожий на бодрый, голос снижается до шепота, — если будем, — а затем выравнивается до привычного спокойного тона, с проскальзывающими надрывными нотками, но это все от нервов.
Упырица кивнула мавританке, и даже улыбнулась, — будем считать это дамским договором, — шаги если и отзывались в песке, то мертвая женщина их не слышала, думала над альтернативными вариантами проникновения, и заодно спросила, — нужно договориться, до применения дисциплин я что-нибудь успею сказать или сделать. Что это может быть чтобы было просто, понятно и быстро?
(00:51:12) Лабиринт:
И... дамы вошли в Лабиринт. Ворота с глухим лязгом захлопнулись и наступила полная темнота. Даже для Виолет, для вампира, и то темно как в заднице у негра. Еще секунда и по сторонам коридора разбежались огни, один за другим вспыхивают факелы. И коридора тут ровно два: направо, налево, а прямо - тупик. Не хватает только камня.
(00:54:28) Тэония:
Темнокожая, ощущая как после Чарвуда, где на неё нападало неясно бессилие, в тело приятным теплом возвращается сила и будто оживают все мышцы, и так же медленно и словно нехотя просыпает Демар, осмотрела. Правый ход, левый ход, Виолет.
— ну что, Виолет, кем вы будете — Поттером или Дигори? — Поинтересовалась темнокожая, приглашающим жестом указывая в сторону ходов. — Вместе или по отдельности?
(00:56:19) Виолет:
Возле какого тоннеля остановилась, в тот и собралась, он же ближе, а возможные опасности, поджидающие впереди, пока равнозначны. Камня-то нет. Выпустив когти и положившись на слух, Виолет остановилась. Рядом уже наверняка крутит Жалом мавританка, и напороться на него в кромешной тьме проще простого, — Вместе, миссис Гарфильд, — ответила упырица, автор которой не читала эпопеи палочников, — и помните про Жало.
(00:58:17) Лабиринт:
Лабиринт отозвался гулким эхо. То ли одобрительным, то ли наоборот, кто ж его, это эхо разберет. Факелы моргнули и погасли но для того чтобы снова вспыхнуть, на этот раз красным огнем.
(00:59:49) Виолет:
— В эту сторону, — кивнула вампирка в коридор рядом и оглядела пол в поисках камушков, отколовшейся кирпичной кладки или еще чего тяжелого, проверить на прочность и реальность ближайшую реальность.
(01:01:24) Тэония:
Темнокожая никогда не достает меча из ножен, если не собирается применить его. Это ей объяснил когда-то очень давно, но очень доходчиво Кит. Так что что именно ей нужно не забывать про Жало, она не поняла, но уточнять не стала. И, позволив Виолет, у которой все же стремительность, идти вперед, сама предпочла двигаться следом, оглядываясь по сторонам.
— ХЭЙ! — Ну это чисто так. Эхо проверить. не удержалась.
(01:04:34) Лабиринт:
Эхо ответило дамам Эхххееееееееей. И дамы пошли по _тому_ коридору. ДМ правда не понял в какую сторону был ближайший к Виолет, может уточните направление?
(01:10:29) Тэония:
Автор Тэо молчит в силу того, что тоже не в курсе, какой тоннель ближе Виолет.
(01:11:22) Виолет:
Дамы пошли по левому коридору, сделав несколько шагов, Виолет нервно выпустила воздух из легких, то ли проверяя, не дышит ли еще огнем, то ли чтобы не заорать в следующий момент - раз воздуха не будет, орать можно будет только по менталу. Когда после очередного шага стены и пол остались на своих мечтах, упырица совершила обратное действие и спросила, — миссис Гарфильд, может у вас, совершенно случайно, — для полноты эффекта случайности оставалось только всплеснуть руками, но это было небезопасно, — горсть камушков или орехов завалялась в кармане? Или, может, под доспехом найдется нитка бус подлиннее? — сказка про Мальчика-с-Пальчик вырисовалась перед внутренним взором при первом шаге по Лабиринту, который суть есть головоломка. Кровь вкачать, при единстве места и действия, в Стремительность это действие из разряда самосохранения.
(01:17:56) Тэония:
— Я могу сделать зарубки на стене мечом. — Предложила темнокожая, как всегда в решении всех вопросов, предпочитая прибегать к методам радикальным и грубым. — Могу попробовать оставить небольшие ледяные шарики... но думаю они быстро растаят. К тому же, это территория фейри — подозреваю, что Демар больше на их стороне, чем на моей. — Темнокожая шагает прямо, оглядываясь значительно меньше Виолет. Ей не сообщили о страшной сути этого Лабиринта, так что для неё, пока что, темные стены не более, чем темные стены.
(01:20:26) Лабиринт:
Еще метров 10 и коридор растроился. А еще дамы обнаружили каменный пандус, который позволяет подняться к двум проходам уровнем выше.
(01:22:35) Виолет:
— Хм, — пока Виолет была занята сжигание части крови в ловкость, мыслительный процесс шел не зависимо от нее, поэтому выдала она на совершенном автомате, — Кит сказал, что там где вход, там и выход, может мы просто дойдем до центра и спустимся... — Виолет замолчала останавливаясь у развилки и заканчивая уже другим тоном и растекающейся интонацией, как заевшая пластинка, — по другому коридору..? — вампирка на какую-то секунду замедлила движение, чтобы выбрать, — на пандус к уровню выше? — и поставила ногу на внезапно возникшее препятствие. Тоже держась левее, у стены.
(01:26:34) Тэония:
— Вы слышали о правиле одной руки, мисс де Порслейн? — Поинтересовалась темнокожая и, левой рукой прикоснувшись к стене, двинулась к тому проходу, к которому непосредственно вела эта стена и в котором она продолжалась. — В большинстве случаев, достигнуть выхода из лабиринта легче, если все время следовать выбранному изначально направлению.
(01:30:30) Виолет:
— Именно, — согласилась мертвая женщина, — как вы считаете, — камня по прежнему не было, но мыслей от этого только прибавилось, -- что мы можем потерять, если пришли сюда пешком? — Движение к цели продолжилось, разговоры не отвлекали Виолет от внимательного осмотра окрестностей, стоило еще посмотреть их ментальную окраску, прежде чем оставлять след от когтя или меча на стене.
— Остановимся на секунду, хочу посмотреть? — проинформировала мавританку о ближайших планах мертвая женщина.
(01:31:16) Гарфильд:
В данном случае, выбранное изначально направление неуклонно вело в лабиринт все глубже и глубже. Наверное, все ближе и ближе к центру. Пока, в конце концов, острый слух Виолет не различил тяжелого клацанья по камню. Это могут быть когти, могут быть копыта, но чем бы это ни было, принадлежит оно двуногому существу. Или вставшему на две ноги четвероногому. Сквозняк качнул пламя факелов и принес запах: пахло одновременно человеком и зверем.
Человеческий запах показался Виолет знакомым. Так пахло от Алекса Гарфильда. Правда, звериная вонь к его запаху никогда раньше не примешивалась.
(01:37:03) Виолет:
— миссис Гарфильд, — слова Кита о недоверии всему еще звучали в голове, но теперь к ним примешивалось удивление — здесь пахнет мистером Гарфильдом, правда... как будто он... я бы сказала воняет скотиной. — Впрочем, от движения вперед Виолет это не удержало.
(01:38:40) Гарфильд:
Да если бы скотиной, то есть, домашней, относительно безобидной и травоядной тварью. А то ведь нет. Пахнет именно хищником.
(01:41:18) Тэония:
— Почему в Лабиринтах никогда не бывает кроликов. Милых и пушистых кроликов... кого-то же должны пугать кролики, правда? — Себе под нос забурчала мавританка, покрепче перехватывая рукоять Жала и замедляя Шаг, чтобы поровнять с Виолет. — Пахнет.... что?! — Мистер Гарфильд конечно был ирландцем, о моральном облике которых сказано немало, а если дать волю дм, будет сказано еще больше. Но вот чтобы прямо скотиной. — Отлично просто. И почему здесь не пахнет Мартином и скотиной? Почему сразу Алекс... Виолет, вы уже видите его? — У Тэо неприятно засосало под ложечкой. Ощущение приближающего неизвестного напрягало.
(01:46:19) Виолет:
— Хищной опасной скотиной, — добавила Виолет, в отличие от Доуза не относясь к ирландцам предвзято; хищной, это было уже что-то, хоть и не приятное.
— Слышу, — ответила Виолет различимым для мавританки шепотом, — и, ты пахнешь, — сбилась с привычного выканья вампирка. Хотя, если освещение есть, а исчезнуть Виолет не может, то это ненадолго собьет хищника с толку. "Пришла живая с механической куклой", хотя, сейчас Виолет вполне может пахнуть безумием.
(01:48:11) Гарфильд:
Недавние события показали, что запаха Мартина Виолет вообще не знает. Удивительно, что запах Алекса запал ей в память.
На мгновение на обеих нахлынуло ощущение чего-то огромного, идущего мимо в непосредственной близости. Нечто прошло по какому-то из невидимых отсюда, пересекающих тоннель коридоров. И оно было так близко и так велико, что воздух вдавило в тоннель, будто поршнем. Запах стал еще сильнее, но нечто не свернуло в их тоннель. Выбрало не тот коридор. Возможно, у него с обонянием и слухом было хуже, чем у Виолет.
(01:52:05) Виолет:
Вампирка возблагодарила бога за хронический насморк гиганского плотоядного кролика и двинулась дальше, благодаря мысленно еще и Тэо за бурчание, дающее пищу живому воображению ювелира, которому в прошлый раз выдали описание без чека. Повернула голову к молодой матери, молча подняла руку вверх и качнула ей в направлении движения, призывая двигаться в тишине.
(01:55:16) Тэония:
Лишь спустя несколько секунд Тэо осознала, что рука настолько сильно сжала меч, что костяшки побелели, а пальцы начало ломить. Холодный пот, заструившийся по лицу и шее, напоминал о реальности прошедшего мимо них ужаса, хотя очень хотелось верить в то, что это не более чем морок.
Вопрос о том, что делает её муж в Лабиринте фейри, возник как-то сам собой, но задать его темнокожая так и не успела. Знание того, что Лабиринт это Волк, многое бы поставил на свои места.. но увы... девчонки лишь кивнула и, вновь прикоснувшись ладонью к стене, двинулась дальше, стараясь шагать как можно бесшумнее. Обмазаться грязью, по древнему рецепту нынешнего губернатора Калифорнии, и перестать пахнуть Тэо, увы, не могла.
(02:01:50) Гарфильд:
Тэо и Виолет еще несколько раз слышали клацанье по камням, но запах становился все слабее, и рано или поздно сквозняки, вообще, перестали доносить его. Зато со стороны одного из тоннелей, ведущих вправо, а не влево, долетел запах воды. Такой же мимолетный, каким был поначалу запах Алекса и неведомой твари.
(02:07:49) Виолет:
Как пахнут слезы фейри, Виолет не знала, и этот, навеянный сквозняком запах, смутил вампирку, но лишь на мгновение. Слезы были в чаше. В крайнем случае, нужно будет найти камень. Хм, камень. Двигаясь, чуть приседая в коленях, и ловя каждое движение воздуха, Виолет, тем не менее, поставила на это мысли жирный восклицательный знак. Время шло, дамы двигались, хотелось бы верить, что к центру лабиринта. Следом пришла мысль, что в воде могло тоже обитать чудище. Вампирка притормозила, и повернулась к Тэо в полоборота, не выпуская из вида тоннель впереди, — миссис Гарфильд, в той книжке про воду ничего не было? Или запах Слез? Может он специфический? — задала вопросы все так же шепотом.
(02:09:50) Тэония:
К воде Тэо тянет всегда, не только потому, что вся её жизнь связана с этой стихией, но еще и потому что... Демар. Это что-то на уровне инстинктов, приобретенных вместе с элементалем. Вот и сейчас амулет в виске, будто пробудившись, начал сиять ярче. Отступив на шаг от стены, Тэо вгляделась в тоннель, ведущий вправо.
— Мы ищем плиту, нет?...И сомневаюсь, что слезы будут ТАК сильно пахнуть. И потом правило руки... я бы предпочла двигаться по прежнему, хотя мне и хочется туда пойти...
(02:10:18) Гарфильд:
Можно уточнить, в какую сторону дамы двигались, пока время шло? Придерживались ли они по-прежнему левого тоннеля, во что бы он там ни превратился, или выбрали один из тех, что ведет вправо, к запаху воды?
(02:11:16) Тэония: нрпг: Пока обсуждаем, не выбрав определенный тоннель
(02:12:15) Тэония: нрпг: А нет... общим собранием жильцов нашего дома, решили, что двигаемся по прежнему по левому
(02:13:21) Виолет:
Двигались влево, если он видоизменился, то во что? Виолет впереди, а Тэо сразу сзади, держась левой рукой за стену.
— Если можете с этим бороться, то по-прежнему держимся левее, — принялась уговаривать мавританку упырица, надеясь, что в нужным момент здравомыслие не оставит и ее саму.
(02:21:46) Тэония:
— Вода это не самое навязчивое из моих пристрастий..— Уверила темнокожая Виолет, сняв с пояса бутылку и сделав небольшой глоток. Ну а так, шествие продолжается.
(02:23:38) Гарфильд:
Тоннель почти незаметно, но неуклонно вел вверх. Лабиринт на картинке, которую показал Кит, был одноуровневым, а в реальности оказалось, что небо над ним нависло слишком низко, превратилось в настоящий потолок, и, возможно, лабиринт уходит на множество уровней вверх и вниз. Некоторое время Тэония и Виолет шли в тишине, сопровождаемые отголосками звериного запаха, а потом цокот копыт по камню послышался снова, и запах усилился. Эхо сбивало с толку, поэтому разобрать с какой стороны существо, было очень сложно. Возможно, оно преследовало их, а, может быть, наоборот шло навстречу.
Спустя еще несколько минут запах Алекса и неведомой твари сменился отчетливой вонью гниющего мяса. В центре тоннеля, на этом участке прямого как стрела, исходила паром кучка свежих и горячих катышей, каждый размером с кулак взрослого мужчины. Катыши даже издалека выглядели так же малоприятно, как свежее и горячее дерьмо. А по мере приближения выяснилось, что это деформированные, но действительно свежие и еще теплые головы младенцев.
(02:30:18) Виолет:
"Не верь, не верь, не верь!" - повторяла себе Виолет раскрыв глаза еще шире, от изумления или ужаса. Двигаться назад не имело смысла, только вперед, тогда был шанс дойти хоть до чего-то. Звук распространялся в ограниченном пространстве по нарастающей, отражаясь от стен и, казалось, обволакивая. Хотелось сжать руки в кулаки, тактильными ощущениями собирая волю двигаться вперед в кулак, преодолеть эту преграду, иди дальше. Могло получиться так,что монстр прошел это ответвление раньше, чем дамы в него свернули и сейчас наоборот от них удаляется. И вообще, даже если он хищник, может он не ест большим и умных барышень?
— миссис Гарфильд, — от шока Виолет пробило на свистящий шепот, — это, случайно не ваши кошмарные фантазии?
(02:35:25) Тэония:
Страшное и тяжелое это бремя — быть матерью. Если в каждом ребенке, поранившем колено, ты видишь своего собственного и желаешь немедленно помочь, хоть и всего лишь отряхнув с ранки песок и приласкав, чтобы оставить слёзы... то подобные сцены сковывают что в тебе. Вернее, сковывают всё, что не относится к физической оболочке. теми путами, от которых уже никогда не избавится
— Не смотрите, Виолет...— Голос темнокожей звучал приглушенно сквозь бандану, которую Тэо успела поднять с шеи на лицо. о даже не учитывая эти "помехи" было ясно, что даются слова темнокожей с трудом. Казалось, все человеческое в Тэо выключилось и работала лишь та часть, которая когда-то без сожаления лишала жизни живые существа. — Держитесь ближе, не обгоняйте. Следите за тем, что происходи вокруг. Драться спиной к спине нам будет не удобно... так что будем рассчитывать на вас на дальних расстояниях, а на меня на ближних,хорошо?
(02:41:59) Виолет:
— Хо-ро-шо, — по слогам согласилась Виолет, — хотя, для мавританки, скорее всего, эти слоги слились в пулеметную очередь. Держаться ближе, не обгонять и дальние расстояния, как-то не вязались у вампирки в одну систему и, обходя эту отвратительнейшим образом воняющую кучу, мертвая женщина загоняла себя в рамки восприятия - далеко-близко. Главное сейчас, не смотреть на ЭТО и не бежать прочь сломя голову, обходить шаг за шагом, вспоминая, что двигаться нужно так, чтобы ноги было видно живым.
(02:42:55) Гарфильд:
И снова они почувствовали, как нечто прошло наперерез. Снова толкнуло горячим воздухом. Тоннель, в котором скрылось существо пересекал тот, по которому шли Тэо и Виолет в пределах видимости, но разглядеть удалось лишь смутные человеческие силуэты, выстроившиеся в цепочку. Люди то ли держали друг друга за пояс, то ли приросли руками к торсам впереди идущих. И сквозь эти призрачные тени медленно проплывали дети. Не призрачные, с виду вполне реальные дети.
Видение пересекло тоннель, обдав и Виолет, и Тэо запахом одновременно знакомым и незнакомым. Здесь пахло Алексом, но пахло и неведомой кошмарной тварью.
(02:50:56) Виолет:
Упырица опустила руки и попыталась расслабиться. В идеале, стоило закрыть глаза и представить приятное место, время и компанию, но с глазами никак не получалось. Перед внутренним взором мелькали обрывки кошмарных снов, все время шатая хрупкое душевное равновесия в ту или унию сторону, а снаружи как раз кто-то шел, недалеко, если бы Виолет присмотрелась, наверняка смогла бы разглядеть складки на одежде, пуговицы, шнурки на ботинках. Что весной носят дети? Камаши? Картинка не складывалась и Виолет попустило, морок, пусть горячий, давящий, но морок. Это не настоящие дети, это кошмары.
Упырица приняла все ту же обманчиво расслабленную стоку и медленно пошла вперед, не обращая внимания на запах.
(02:51:06) Тэония:
Запах гниющего мяса покинул воздух, но не покинул память. Казалось как он густая слизь налип на одежду, волосы, кожу, пропитал бандану, заставил слезиться глаза и, наконец, пробрался к голову, отключая сознание. Покачнувшись, Тэо уперлась в обеими руками в стену и, больше не в силах сдержать подступающую к горлу тошноту, "самовыразилась" на каменный пол Лабиринта.
И хотя паника после этого и не погасла совсем, она перестала быть острой и внезапной, превратившись в общий фон восприятия происходящего. Что-то подобное белому шуму. Этот белый шум заглушал чувства. На секунду Тэо показалось, что из этого Лабиринта нет выхода.. или Лабиринту нет выхода из Тэо. Но когда нет выбора, действовать очень легко.. а у Тэо выбор один — идти вперед.
— Что это? Кто это? Виолет, ты видишь их таак же, как и я?! Такое ощущение, что оно желает куда-то нас увести?
(02:53:17) Гарфильд:
По крайней мере, оно идет в ту же сторону. Пересекло "их" тоннель справа налево, так что выбирать не приходится, и, желая придерживаться правила левой руки, Виолет и Тэо вынуждены будут идти за существом.
(02:54:46) Виолет:
— Это морок, Тэо, морок, если я вижу так же, — Виолет бесшумно и быстро вернулась на исходную, — нам мерещаться тени, только, — упырица выдвинула новую версию, стремясь отвлечь девушку от ужаса, — мои кошмары вот в голове, — отвлекать руки от процесса самозащиты не стоило, — а ваши, снаружи.
— За ними или прямо? — если прямо есть ход.
(02:58:04) Гарфильд:
Тоннель идет прямо, чтобы идти налево, нужно свернуть почти под прямым углом.
(03:00:01) Тэония:
— Единственное, в чем я сейчас уверена, в том, что я не знаю иных способов прохождения Лабиринта, кроме избранного нами. — Ответила темнокожая всё тем же отсутствующим голосом и, вновь ощутив ладонью холодный камень стены, двинулась за поворот, таким образом решив идти вслед за существом.
(03:03:32) Гарфильд:
Тоннель был пуст. От того, что прошло здесь, остался только запах. Уклон становился все круче, теперь уже не было никаких сомнений в том, что Тэо и Виолет поднимаются. А с течением времени свет факелов потускнел, потому что где-то дальше впереди потолок возносился над стенами, снова становясь небом, и тоннель начал наполнять свет пасмурного дня.
(03:07:38) Виолет:
Решительность мавританки порадовала мертвую женщину, от себя Виолет не ожидала подобной стойкости. Двинулись вперед по тоннелю и упырица с удивлением увидела пустой проход.
Виолет не дышала и говорила мало, словно боялась отравиться жуткими запахими, впитать их в себя и срастись с ними. Казалось, что одежда уже потеряна и восстановлению не подлежит. Никакая химчистка в мире, даже самая лучшая, не избавит костюмчик если не от запаха и пятен, то от психологического ощущения Лабиирнта, его мрачности и давящего замкнутого пространства. Поэтому близкий выход на крышу Виолет восприняла как маленькую, но победу.
(03:09:23) Тэония:
— Когда мы входили, вроде бы был вечер. — Зачем-то заметила темнокожая, хотя ей было глубоко без разницы, какое там снаружи время суток. Подтверждение того, что мир всё ещё живет и движется, вызывало желание задать лишь один вопрос "И зачем?".
Чуть ускорив шаг, будто бы надеясь, что сейчас все произошедшее лопнет как мыльный пузырь, темнокожая двинулась навстречу светлеющему небу или потолку или что тут у них?
(03:13:32) Виолет:
— Это пасмурный вечер, — отозвалась вампирка, стремясь быстрее оставить за спиной тоннель.
(03:20:03) Гарфильд:
Они оказались на краю гигантского амфитеатра, циклопического сооружения, размером больше любого из виденных Виолет или Тэо стадионов, включая даже знаменитый пхеньянский. Сравнение со стадионом должно было прийти в голову обеим, потому что - амфитеатр, и потому, что внизу - ровная площадка. Как залитое водой футбольное поле. Правда, оно очень далеко внизу. И о размерах можно только догадываться. Ну, а сам афитеатр - это Лабиринт и есть. Лабиринт - вид сверху. Полого спускающиеся к пруду стены, которые Тэо и Виолет видят сейчас с такого же ракурса, с какого ученые в лаборатории видят лабиринты для особо умных крыс. Еще отсюда видно, что стены сложены не из камня, а из окаменевшей плоти: человеческие тела, выкрученные в самых ужасных и немыслимых позах, вцепившиеся друг в друга, вдавленные друг в друга, сросшиеся друг с другом. Лабиринт продолжает расти, и в самых далеких от центра, от пруда, стенах люди еще живы. Кажется. Хотя, конечно, хочется верить, что нет. А по тоннелям - отсюда-то прекрасно видно, бродят дети. По одиночке и группами. Что уж они там делают, кроме как слоняются бесцельно или в поисках выхода, это непонятно. Но понятно, что у существа, преследовавшего Тэо и Виолет в тоннеле, а потом потерявшего к ним интерес, достаточно пищи.
(03:31:40) Тэония:
— Кошмар-эрлайнс. Лучшие обзорные экскурсии по миру человеческих страданий. От создателей Холокоста, бубонной чума и святой Инквизиции. — Без улыбки и всё тем же, звучащим как из сломанного приемника голосом, прогорила темнокожая, рассматривая представшую перед ними картину.
— Ничего не понимаю... раз мы уже вошли, то как мы оказались опять за пределами? — Темнокожая оглянулась назад, чтобы убедится, то за спиной что-то есть. — Или мы даже не входили? К слову, помнишь, пахло водой... значит мы уже были там? — Ткнула в сторону озера. — Или там...— Ткнула в ту сторону, с которой они пришли. — ... тоже было озеро?!
(03:33:07) Гарфильд:
Они не за пределами лабиринта, они в лабиринте, просто стоят на вершине наружной стены. Тэо вот одной ногой как раз на чьем-то лице.
(03:33:16) Виолет:
Виолет приходилось убивать людей, но чтобы так, выкладывать из их тел кирпичи и стены, чтобы трамбовать их по своему извращенному вкусу, уплотнять, не оставляя ни единой щели, на волосок расстояния, шлифовать, до идеальности?!.. Вампирке казалось, что еще немного и вот здесь исторгать содержимое внутреннего мира будет уже она. Благо что нечем.
— миссис Гарфильд, — как бы Виолет не относилась к воздуху и запаху, он был нужен, чтобы говорить, и на языке наверняка оставался привкус, но об этом вампирка старалась не думать, — все только начинается, — упырица с ужасом окинула расстиляющиеся впереди, безусловно преодолимые, метры.
— мы только преодолели внешнюю стену, поднялись, так сказать, к началу. — Мысль о том, что всех, кто ТАМ съедят, приводила вампирку в ужас, будучи сама хищником, она понимала кровь для пропитания, но не убийство, и не замуровывание заживо на вечные муки.
О том, что они были близко и прошли мимо думать было тяжело. Нужно было спускаться. От этого становилось дурно и страшно.
(03:38:17) Гарфильд:
И в тот момент, когда Виолет озвучила вслух их с Тэо сложное положение, на гребень стены поднялся Алекс Гарфильд собственной персоной. Только он поднялся изнутри лабиринта, а не снаружи.
Остановился неподалеку. Помедлил, а потом отвесил поклон:
- Тэо, Виолет. Мне сказали, что вас имеет смысл подождать здесь.
От Алекса пахнет Алексом. Ничего звериного, ничего хищного. Но то ли в запахе, то ли в самом Алексе есть что-то... что-то не то с ним. Что-то в нем пугает. Скорее всего, то, что он пришел _изнутри_ лабиринта.
(03:40:24) Тэония:
Темнокожая бы извинилась перед чьим-то лицом, но честно говоря, в данный момент у неё не было на это права. Начать сострадать в таком месте — значит самостоятельно прописать себя на вечное жительство здесь. Значит начать кидаться на стены, в попытках проломить и освободить хотя бы то малое, что когда-то было людьми и, истратив на это всю себя, попытаться подарить надежду потерянным детям.
И как только Тэо боле менее уговорила себя этими самыми аргументами, запирая свою орущую душу в темницу холодной логики, произошло явление.
— Сними эту личину. — Сообщила темнокожая таким тоном, что не возникало сомнений, что на самом деле она прокляла всеми возможными способами стоящее перед ними нечто.
(03:46:51) Виолет:
Если бы Виолет не была так измотана, она, кинулась бы обнимать мавриатнку, и всячески выражать ей свою благодарность, потому что там, где упырица попыталась бы вступить в диалог, вывести окольными путями на чистую воду, а значит дать себя запутать, соблазнить перспективами и заставить сомневаться, маленькая мавританка решила все быстро и четко, для себя, и сейчас этот тон дал вампирке ту самую секунду, которой ей не хватало на определенность.
Виолет предоставила Тэо говорить, сама же, сосредоточившись на поднявшейся _изнутри_ фигуре, попыталась проникнуть в ее суть, увидеть то, что скрывает оболочка, и даже если оно будет пугающе и ужасно - это будет во-первых не Алекс, во-вторых, у них будет доказательство, а в третьих, Виолет просто не будет мешать. Мертвая женщина застыла рядом с мавританкой, готовая как нападать, так и обороняться.
(01:05:21) Лабиринт:
- Тэо, это я, - сказал Алекс, - но тебя я тут не ждал, мне обещали только Виолет. Она, кажется, хотела спасти отсюда свою дочку. - Он посмотрел на Виолет, потом оглянулся на Лабиринт, и заметил: - теперь, наверное, хочет еще сильнее.
(01:10:06) Тэония:
— Шикарно. Ты Алекс... я Муфаса, а это король Георг...— Представила всех темнокожая и, оглянувшись на Виолет, уточнила. — Шестой. — Говорить Тэо было сложно, тошнота вновь подкатывала к горлу, дымка перед глазами мешала сосредоточится. Но когда выбор пан или пропал, о таких деталях не задумываешься. — И если мы примем всё это за правду, то меня, допустим, затоптала стая антилоп, а ты то тут как оказался?
(01:13:19) Виолет:
На счет силы, это он угадал, детские головы, сомнамбулические тени и запах хищника получше морей крови и облезающей кожи стимулировали к действию. Упырица сосредоточилась, не смотря на внешность Алекса и отвлекающие факторы в количестве, и стала искать зацепки, во внешности, в голосе, ауре, беседующего с ними мужчины. (Прорицание, Восприятие ауры).
(01:18:00) Лабиринт:
- Да Виолет я тут жду, сказал же! - Алекс с Тэо обычно был очень терпелив и, в основном, соглашался, но ведь и Тэо обычно сразу его понимала. - Долго объяснять. Этот Лабиринт я заполнял и заполняю, мне сюда прийти никакого труда не стоит. Хочешь, объясню, как тут что устроено?
Виолет, чек на Прорицание: д=интеллект, сложность 10.
(01:21:07) Тэония:
— Хочу отрубить тебе голову и бросить в кучу к остальным. — Ответила темнокожая, делая шаг вперед и чуть вытаскивая меч из ножен. — И пока не вижу не единой причины это не сделать. А у тебя как с этим?
А еще Алекс знает, что если Тэо в чем-то убеждена, переубедить её практически не представляется возможным. Она всё ещё уверена, что Заноза и Доуз это разные существа, так что уверить её в том, что Алекс сейчас здесь, а не в Чарвуде — задача для чемпиона.
(01:35:16) Лабиринт:
Алекс не собирается ни в чем убеждать Тэо, у него дело к Виолет. А Виолет видит ауру, один в один совпадающую с аурой Алекса, как она ее помнит. С поправкой только на эмоции. Сейчас Алекс слегка раздражен, а тогда был всем доволен и, вообще, очарован.
- Вообще-то, наши дети тоже могут тут оказаться, - сказал он Тэонии, - имеют все шансы. Если я их не верну. Виолет, мне нужна твоя помощь, чтобы спасти от Лабиринта Габриэля и Марго, а тебе нужна будет моя помощь, чтобы увести отсюда Лидию.
(01:41:19) Тэония:
В эту секунду темнокожую как громом поразило. То, что сделал Алекс, просто не укладывалось в рамки той реальности, в которой обитала темнокожая — там могли существовать добрые вампиры и забавные драконы, человеколюбивые демоны и даже домашние виверны. Но там не было Алекса, который называет истинные имена своих детей, тем более в таком месте, как это.
Темнокожей показалось, что все внутри неё... нет, не пропало... всю ее суть вырвали из нее, раскурочив грудную клетку самым зверским образом. Эта боль не знала себе равных. Идеальная боль. Так что выхваченный и направленный одним ударом в грудь Алекса меч, казалось, сам захотел там оказаться. Тэо, даже, не сообразила, как сделала это.
(01:42:20) Виолет:
Ох-хо! Вампирка шумно выдохнула от увиденного, и поэтому пропустила большую часть монолога странного существа, все больше оказывающегося Алексом.
— миссис Гарфильд, — просипела Виолет, словно забыв, что для того чтобы говорить, сначала нужно загнать воздух в легкие, и только потом выпустить оттуда. Упырица закашлялась, восстанавливая нормальный порядок вдох-выдох, — вы уверены, что ваш муж... ваш бывший муж жив и в Чарвуде? — даже думать о том, что Лидия может здесь остаться - страшно и жутко.
(01:49:12) Лабиринт:
Меч пронзил грудь Алекса, но кровь брызнула из-под ног Тэонии. Стена сложена из человеческих тел, и одно из них дернулось, вскрикнув от боли. Особо тут, впрочем, не подергаешься: все прижаты друг к другу так плотно, что деформировались и кости, и плоть.
- Стены сложены из родителей, отказавшихся от детей, - зачем-то объяснил Тэонии Алекс, - а то, что бродит по коридорам - это всякие уроды, которые, знаешь, заманивают детей конфетами и убивают их. И хорошо, если сразу. Короче, ни тех, ни тех не жалко, но к этим, - он каблуком постучал по стене, - я отношения не имею, а к тем, - Алекс кивнул вниз, на коридоры Лабиринта, где, невидимое отсюда, бродило пожирающее детей чудовище, - имею самое непосредственное. Я нажимаю на кнопку - ребенок берет конфету. Виолет, - теперь он снова смотрел на вампиршу, - я жив, но сейчас я не в Чарвуде, это, по-моему, невооруженным глазом видно. Так ты мне поможешь?
(01:54:22) Тэония:
— Виолет, Кит сказал не верить тому, что видишь. Это НЕ тот Алекс, которого ты знал, кем бы они ни был...— Отчаяние как всегда повышало скорость реакции и соображния у темнокожей. Поняв, что меч не нанес и малейшего вреда существу , темнокожая решила "укрепить тылы", которые от сладких речей наполнителя Лабиринта могли дать трещину. — И чтобы он ни хотел, это уж точно не добрые намерения...
(01:55:31) Виолет:
Альтернативный вариант был страшнее прямого, но проще. Чтобы собрать зелье нужно было дойти до Чаши слез. И, если бы кровь полилась из тела Алекса, это было бы лучшим доказательством жизни, но струя, вылетающая из-под ног, лучше слов и сомнений напомнила Виолет слова Кита, не верь своим глазам, — Алекс, я не верю, что ты можешь здесь быть! — упырица сорвалась на крик, идти сквозь толпу поддающихся соблазнам детей, было жутко - в каждом из них мертвая женщина видела своего ребенка.
(02:05:13) Лабиринт:
- Но слезы духов земли ты возьмешь, если я тебя к ним отведу? - уточнил Алекс. - В этом ты мне поверишь? Твое неверие только на просьбу помочь распространяется. Очень по-женски. Ну и черт с вами обеими. Идите прямо. По воздуху. Доберетесь в центр - спуститесь. Чаша там, никто вас не тронет, забирайте слезы и валите отсюда. Тэо, может, хоть телефон Доуза мне дашь?
(02:09:59) Виолет:
Нельзя поддаваться эмоциям, срываться, это нарушает концентрацию, сосредоточение и лишь отдаляет от цели. Упырице нужно в центр лабиринта, туда, где чаша со слезами, все остальное сейчас менее важно. И личные отношения и пристрастия и страхи. Есть цель, есть надежда, есть знание. И кошмары, куда же без них?
Выстраивая цепочку было проще не думать о дороге.
— Алекс, ты другой, ты не можешь быть здесь! Ты любишь своих детей, Тэо, — Виолет качнула головой в сторону мавританки, — если ты хочешь спасти Габриэля и Марго, не нужно мешать. Тэо мать, она тоже желает им добра, — попыталась Виолет расстаться с Алексом, для нее это пусть неправильный, но Алекс, — не мешай нам, пожалуйста, — попытки договориться, не всегда доводили вампирку до добра, скорее уж наоброт, время бывало упущено. Вот и сейчас, Виолет боялась, что время уходит, — миссис Гарфильд, я не умею ходить по воздуху, предлагаю идти через стену, как мы шли сюда? — вдова тряхнула запястьями, словно разминая их и не спуская глаз с Алекса.
(02:10:43) Тэония:
Из всего опыта своего общения с существами, умеющими влиять на мозги, Тэо сделала только один полезный вывод — чем меньше с ними разговариваешь, тем лучше. А поскольку замолкать Алекс не собирался и рубить отказывался напрочь, Тэо уже было подумала завершить эту беседу триумфальным бегством... как вдруг, всё само собой разрешилось.
— Даже если это ты, Алекс...— Тэо развернула Жало лезвием вниз, пока не спеша уберать его в ножны. — ... то увы, нет. И поверь мне, в следующий раз, когда мы встретимся... я не промахнусь. — Тэо кивнула в сторону лужи крови и, развернувшись, зашагала в указанном направлении. Телефон не принес благих вестей. Псевдо-Киты множились на глазах. Осознание того, что она совершенно не понимает, чего она сюдя явилось, росло пропорционально увеличению числа Китов.
(02:11:58) Тэония:
— Баваль прислала нам весточку...— На ходу сообщила темнокожая, показывая телефон Виолет.
(02:16:12) Лабиринт:
- Я не могу отказаться от них. Это против всех законов божеских и человеческих, чтоб родной отец оставил детей. Тебе, впрочем, ни тех, ни других не понять. Тэо, вроде, про божеские законы что-то знала, но забыла. Кстати, это еще один веский повод предоставить ей свободу от человеческих детишек. Демонов она из них вырастить не сможет, а другие ее семью не устроят. Виолет, я же сказал, - он покачал головой, - идите по воздуху. Какая разница, умеете вы это или нет. Можно подумать, в той реальности, где вы не умеете ходить по воздуху, вам на каждом шагу попадаются лабиринты, сложенные из живых людей. Все, забирайте слезы и валите.
Алекс отвернулся, дошел до края стены и спрыгнул вниз. Прощаться он не счел нужным.
(02:20:16) Виолет:
— ммм? — уходя, Виолет полагалась на слух и радовалась, что ребенка не показали, и расстраивалась, что Алекс стал таким, — миссис Гарфильд, от чего Алекс собрался спасать детей? — идти обратно, значит поворачивать налево — когда запахнет водой свернем, — сообщила упырица мавританке. Паника стремилась вырваться наружу, Виолет хотела прорубаться сквозь живые стены и пока только присутствие Тэо и капля здравого смысла ее от этого удерживали. Было страшно не дойти. Виолет начала думать ,что стоило пойти одной, тогда не нужно было бы выбирать на чьей стороне оставаться - Тэо, с ненормальными родственниками, или Алекса, без рода и племени, зато человека. Вампирка напомнила себе про кнопку и зашагала дальше.
(02:23:43) Лабиринт:
Идти по воздуху не пришлось: стена со стоном и скрежетом зубовным начала изменяться так, чтобы все время быть у них под ногами. Делала она это достаточно быстро. А что там происходило с людьми, было не видно, если не смотреть вниз. И хорошо, что не видно. Но вот так, поверху, действительно можно без проблем добраться до центра.
(02:27:32) Тэония:
Темнокожая про себя шла и повторяла название известных ей взрывчатых веществ. Во-первых, это помогало привести мысли в порядок, во-вторых, можно было представить, как она начинит ими каждый угол этого Лабиринта, который затягивал её с каждой секундой всё глубже и темные воды отчаяния, и взорвет его к чертовой бабушке вместе с мужем, заодно уж.
— От моих родственников, которые питаются человеческими душам и считают людей чем-то не более значительным, чем насекомое или... бактерия. И было б совсем круто, если бы после всего случившегося вы не называли меня его именем...— Ответила темнокожая напрямую, в сложшихся обстоятельствах не имея сил на выдумки. — И еще, мисс де Порслейн... могу я попросить сохранить в тайне имена моих детей? Пожалуйста...
(02:41:48) Лабиринт:
Поскольку мисс де Порслейн отвалилась, будем считать, что она присутствует виртуально. Так или иначе, если они с Тэо двигались в направлении центра Лабиринта, то довольно быстро достигли цели. Стена, постепенно понижаясь, в соответствии с наклоном амфитеатра, привела их к огромной каменной чаше. Той самой, что сверху виделась водоемом. Ну, водоем, по сути, и есть. Диаметр чаши метров тридцать, вряд ли меньше. К одному ее краю вышли, спустившись по стене, Тэония и Виолет, а к другому из глубин Лабиринта медленно выплыло чудовище, которое они видели раньше: колонна сросшихся друг с другом людей, сквозь которых непрерывно летели детские силуэты.
(02:47:36) Виолет:
нрпг. Виолет присутствовала виртуально.
рпг. Изображать удивление сил не было, вымотанная кошмарами, страхами и поисками, Виолет была готова пообещать все, что угодно, только бы быстрее дойти до цели и собрать зелье. Что будет дальше, она не задумывалась.
— Да, хорошо, — то ли обещание давала, фамилию мужа не упоминать, то ли имена детей не разглашать, — если это будет в моих силах, — воспоминание о Саркане и собственная характеристика Тэо не принесли ничего кроме раздражения, и упырица с вызовом спросила, — тогда почему вы отказываете Алексу в возможности воспитать ваших общих детей людьми? — нужно было что-то говорить, только бы не думать о лабиринте, желании распылить Мариса и невозможности это сделать, — и, что там пишет Баваль?
(00:26:05) Лабиринт:
Интересно, придет ли хоть одной из дам в голову, что истинные имена детей, наверное, не зря держались в тайне. Смысл сохранения тайны в том, чтобы эти имена не знал никто, кроме родителей и, может быть, самых близких родственников. Ну, так и кто же, в таком случае, человек, которого они встретили в Лабиринте? Если Тэо и Виолет однозначно решили, что это не один из родителей Марго и Габриэля, то методом исключения остается считать его одним из близких родственников.
(00:37:26) Виолет:
— разве никто не знает имен ваших детей, миссис Гарфильд? — упырица чуть наклонилась к Чаше, и отшатнулась, подняв глаза от воды вверх и уткнувшись в движущуюся живую колонну с десткими силуэтами, — а как же этот монстр? — каждая клетка трепетала ужасом.
(00:41:36) Тэония:
Мысли о том, Алекс это всё же был или не Алекс приводили Тэо к одному единственному выводу. Даже если это был ее бывший муж, все равно он был уже не тем, за кого она выходила замуж. Однако, это вывод на всю оставшую жизнь вешал на плечи темнокожей груз вины, с которым нужно было как-то жить — она не только позволила ему стать таким, она еще и позволила ему, такому, находится рядом с детьми долгих 10 лет. Но сейчас, на фоне всего происходящего, эта мысль была подобна бутылке с водой, опущенной в море — отчаяние на фоне отчаяния не очень-то ощущается.
— Имя имеет слишком большую силу, чтобы его позволенно было знать хочу кому-то, кроме родителей...— Ответила етмнокожая, при виде колонны отступая на шаг от чаши, будто бы пытаясь сохранять безопасную дистанцию между собой и зверем. Хотя, какая тут к черту осторожность. И да, первый вопрос Тэо просто проигнорировала.
(00:45:24) Лабиринт:
Алекс обещал Виолет и Тэонии, что их никто не тронет. Поэтому ничего не препятствует Виолет зачерпнуть из чаши. И, скорее всего, из Лабиринта они выйдут так же легко, как дошли до его центра, потому что полого спустившаяся к водоему стена до сих пор не перестроилась, и по ее верху по-прежнему можно дойти до края Лабиринта.
(00:49:59) Виолет:
— и кто же кроме вас, знает их, если договориться, что _это_ был не ваш муж? — называть монстра Алексом было сложно, хоть он и стремился убедить их в этом.
(00:52:48) Виолет:
Упырица втянула когти, сняла с плеча рюкзак, и, расстягнув быстро клапан, достала из него флакончик, вроде косметический, зачерпнула до горлышка, аккуратно пальцами опуская бутылочку в Чашу, закрутила, и опустила обратно в рюкзак. Рюкзак на спину, и снова в боевую готовность, даже если им ничего не грозит.
— наружу? — только вот, даже если они выйдут, где взять портал?
(00:53:32) Тэония:
— Понятия не имею. Но если это был мой муж, он только что отдал имена моих детей тому, что кроме него живет в этом Лабиринте. — Ответила темнокожая и пробирка, которую она занесла над чащей, затряслась в её руках, ибо темнокожая только что осознала в полной мере смысл собственных слов. Быстро зачерпнув жидкость, темнокожая закрыла пробирку пробкой и, с видом человека, ясно осознающего свою цель, сделала пару шагов в сторону монстра, если тот еще не уполз.
— Не уверена, что я закончила здесь все дела....
(00:56:21) Виолет:
— миссис Гарфильд, — Виолет встала рядом с мавританкой, — вам нужно зелье или вы хотите, чтобы детоубийца выносила отсюда вашу душу? — Виолет утрировала, но, помня, что Лабиринт, это Вольф, противостояния не очень хотелось.
(01:00:34) Тэония:
— Хэй... ты слышал, что сказал...сказало существо там, на вершине? — Обратилась темнокожая в полный голос к монстру, пытаясь понять, разумный он или нет. Непонятно, правда, что было делать дальше? Идти обыскивать Лабиринт на предмет всех слышащих и соображающих?
(01:02:21) Лабиринт:
Медленно проходящее, проплывающее вдоль противоположного края чаши чудовище почти остановилось. Все его взрослые лица, десятки лиц, повернулись в сторону Тэо и Виолет. По длинному телу пошла волна. Твари не нужно разворачиваться -- даже в широких коридорах этого лабиринта, развернуться ей было бы сложно. Похоже, это существо может ходить в любую сторону, просто повернув туда большую часть своих лиц. По крайней мере, сейчас оно именно так и сделало: направилось к Тэонии и Виолет, развернув составляющих корпус людей так, что из колонны те превратились в шеренгу.
И что-то совсем не похоже, чтобы оно было разумно.
(01:07:04) Виолет:
Виолет не понимала, зачем Тэо вступает с монстром в диалог? Зачем пытается его разозлить?
Одно дело говорить с вплощенным Алексом, единым и целым, а с монстром из тысячи лиц и тел - совсем другое, оно же мертвое и у каждого свои, оставшиеся от жизни куски воспоминаний и боли. Для Виолет это было так, и принимать это в одном ударе вампирка не хотела ни разу.
Девушка резко дернула мавританку за рукав, и прошипела, — Тэо, нам наружу!
(01:07:46) Тэония:
— Будем надеется, что Он, кем бы он ни был, единственный из разумных здесь. Это сужает круг поисков...— Темнокожая начала медленно отступать назад сначала спиной, а затем и вовсе развернувшись.
— И судя по всему, лучше нам поспешить Виолет... _тебе_ нужно идти дальше. — Тэо приглашающим жестом указала Виолет в сторону пути, по которому они пришли.
(01:12:55) Виолет:
— Нам, миссис Гарфильд, нужно вернуться туда, откуда пришли, — упырица начинала злиться совершенно внезапно, но, как оказалось, противные родственники мавританки оставались за спиной, за скобками, когда речь заходила о партнерстве. Или о правилах приличия.
— Каких еще поисков? — на бедре висел нож, впрочем, не очень эффективный против мирового зла, — миссис Гарфильд, — впавшая в занудство фея только что не тянула мавританку за собой, к выходу из лабиринта, — _идемте_со_мной_.
(01:13:22) Лабиринт:
Когда Тэо начала отступать, нечто тоже остановилось. Волны по-прежнему проходили по его телу, но снова вдоль, а не поперек. Лица, правда, все еще были повернуты в сторону Тэонии и Виолет.
Обещание Алекса насчет того, что Виолет и Тэо не тронут действовало до тех пор, пока они не пытались сделать что-то, кроме того, зачем пришли в Лабиринт. Хотя, зачем сюда пришла Тэо, неясно.
(01:18:08) Тэония:
— Я не уйду. Раз оно здесь, то мне нужно разобраться либо с ним здесь, либо с Алексом в другом мире. — Ответила темнокожая, не поворачивая головы к Виолет. Про очару темнокожая слишком хорошо помнила даже в таком состоянии. Но менее убедительно слова её от этого не звучали.
— Виолет, я _не_могу_ уйти отсюда, пока у этого существа имена моих детей. Каков бы ни был способ, я должна его найти, чтобы забрать его у них. Неизвестно, у кого еще они могут оказаться... и прошу тебя...— Тут Тэо сделала, пожалуй, опрометчивую ошибку и перевела таки взгляд на Виолет. Таких глаз у Тэо вампирка еще не видела, потому что ни разу не оказывалась с ней в столь критических и серьезных ситуациях. Спокойный, уверенны, глаза человека, который всё решил.
— Прошу тебя. Иди... если я уйду, я могу больше не получить шанс встретить этого Алекса или не Алекса. Иди... прошу. Лидия ждет.
(01:28:20) Виолет:
Лидия, и еще двое. Посыпать голову пеплом, методично до конца дней, которые никогда не наступят. Трое живых, оставленных в аду. А это ни что иное. На рай не похоже, значит вариантов не сады. Времена не выбирают. И проклинать момент в который Тэо решила пойти с ней.... Стоп, а в какой ммоент Тэо вообще решила с ней пойти?
— Тэо, а что ты вообще сюда поперлась? — с ювелирши слетела вся позолота и гламур, на них отчаявшаяся мать могла и не отреагировать, точнее, отреагировать не так, как нужно, — Твои дети живы, и ничег ос ними не случилось, ммм? Так какоо демона ты сюда пошла?! — Виолет шипит тихо, но пронзительно, воздух, словно режет тонкими стальными струнами.
— Зачем тебе встречать этого Алекса? Алекса здесь нет, Алекс живой! Ты лучше подумай, кому из твоих драгоценных драконов так не нравятся твои дети от _этого_ ирландца?! — продолжала шипеть вампирка, понимая, что взрыв должен воспоследовать, — они же _люди_, сама говорила, люди для них не больше, чем читают людей чем-то не более значительным, чем насекомое или... бактерия. Так почему они должны относиться к ним иначе, если это базово близнецы_люди?! — в этом неврном высказывании Виолет выплеснула все раздражение и ненависть к дискриминации. Ведь ее ребенок был вампиром и ей тоже, только в другом мире, была доступна только его часть.
(01:35:19) Тэония:
На весь этот продолжительный и, несомненной, крайне эмоциональный взрыв Виолет (в течении которого, к слову, мавританка принялась оглядываться по сторонам), Тэо ответила крайне лаконично, а главное, крайне содержательно.
— Угу.— Разговаривать про любовь к семье, верность, драконью психологию, планы на жизнь среди голов младенцев не очень то хотелось. Впрочем, зачем ей этот Алекс, всё же объяснила еще раз.
— У него имена, я должна их забрать. — А после этого, внезапно, улыбнулась Виолет и, подмигнув, соскочила со стены, направившись куда-то вглубь лабиринта. И только оттуда донесся её голос.
— Алекс!
(01:39:04) Виолет:
Глухо и извилисто бранясь сквозь зубы ювелирными терминами вампирка направилась следом за мавританкой, приговаривая, — слезы, слезы, слезы, — миссис Гарфильд, а вы не боитесь, что любое насилие здесь будет только хуже? — от одной мысли о молитве начинали гудеть виски, но это был выход.
(01:40:50) Лабиринт:
Как только Тэония спрыгнула со стены, чудовище потекло в ее сторону. И не такое уж оно оказалось страшное. И дети внутри симпатичные. Тэо даже поймала себя на мысли, что можно или, возможно, даже нужно вытащить изнутри твари хоть кого-то из них. Это же не сложно: сунуть руку внутрь сросшихся тел и ухватить пролетающий сквозь них детский силуэт.
(01:49:51) Лабиринт:
Ну, и, что характерно, несмотря на то, что Тэо в своем уме, желание вытащить поглощенных монстром детей меньше не становится. Может, это не мозгодавство, может, это естественное для любой женщины желание? Виолет, правда, ничего такого не чувствует, но, вероятнее всего по причине сильнейшей мигрени, такой сильной, что ни о чем, кроме убийства или самоубийства и думать не хочется.
(01:52:13) Тэония:
На самом деле, принципиально ничего нового для вселенной не произошло. И то, что Тэо монстры кажутся не страшными, и то, что она хочет спасти всех и сразу — вещи вполне обыденные. Так что темнокожая, до последнего пытаясь сражаться со своим желанием, постепенно отступает назад, ища хоть какую-то возможность выцепить детей сбоку или сзади — мало ли, в монстре есть дырка где? внутри него спиногрызы, всё жешь — и не переставая голосить.
— Алекс... где ты... отзавись! Алекс! Я хочу тебя видеть!
(01:57:22) Лабиринт:
У Алекса, надо думать, все-таки, есть чувство собственного достоинства. Возможно даже гипертрофированное, в результате некоторых событий. Да и он же сам сказал, что ждал здесь Виолет, а не Тэо.
Ну, а нечто, как только Тэо начала отступать, тут же снова потеряло к ней интерес. Дырки в нем никакой нет, это просто колонна сросшихся друг с другом полупрозрачных людей, сквозь которых медленно летят тела меньшего размера. Где-то там, где монстр заканчивается, с этими детьми что-то происходит, и результатом происходящего становятся сложенные в кучку детские головы. Но где и как это случается, непонятно. Ни начала, ни конца чудовищу нет.
(01:57:51) Виолет:
После того, как начались кошмары Виолет преследует это желание тем настойчивей, чем менее реальней оно становится. Голова, кажется, взрывается изнутри, там как в дупле, поселилась пара одержимых дятлов, и мелодия им в голову приходит не иначе как хаотическая. И они ее не выстукивают, а передают посредством азбуки Морзе по нейронам мертвой женщины. Не важно, где эти воображаемые пернатые гады взяли живые нейроны в мертвой голове, результата это не умаляет.
Вампирки хватает только может на стон, сквозь сжатые зубы, протяжный вой, раскаленными проводами скользящими по венам, на границе самоконтроля.
— Тэо..! — хаос эмоций переходит в хаос звуков и действий, — Ты-э-о-у! — Виолет не говорит, а наклоняется, ухватить мавританку на плечо, оторвать от пола, может сопротивления станет меньше? И, получится уйти отсюда. Вместе. Целиком.
(02:04:14) Тэония:
Темнокожая из всего происходящего понимает лишь одну вещь — чем дальше она как от монстра, так и от Виолет, которая начала мутировать, тем безопаснее для неё же. Так что вывернувшись или вырвавшись же из хватки Виолет, темнокожая только прикрикнула:
— Виолет, уходи, я сказала. Ты спасаешь своего ребенка. Я — своих...— И, развернувшись, со всех ног бросилась куда-то в черный коридор Лабиринта. Вероятно, Виолет стоило приморозить к стене или заморозить ей лицо, чтобы слегка от неё оторваться. Но уже поздно.
— Алекс! Выйди или ты обречен слушать мои вопли здесь до скончания моего века. Я хочу поговорить насчет детей!
(02:10:02) Лабиринт:
Ти-ши-на. Стены едва слышно стонут, так что легко представить себе, какие муки испытывают люди, из которых они сложены, но в остальном в Лабиринте тихо. Даже эха нет.
(02:14:53) Виолет:
Виолет не умеет отпускать душу, но попробовать стоит, вдруг в этих бесконечных переходах, она почувствует хозяина этого места, ведь никого иного Тэо звать не может. Больше никто не придет.
Мертвая женщина сосредоточилась, стараясь припомнить, как в таких случаях действовала Баваль. Даже остановилась, опустила руки вдоль тела и вообразила себя воздушным змеем на веревочке над стадионом, которому сверху все видно.
Думать, должно быть, в этот момент Виолет забыла. Все таки, ничья земля, может здесь и законы обычные не действуют?
(02:15:25) Тэония:
Держаться за стены желание пропало, но, следуя правилу одной руки, темнокожая продолжает двигаться в выбранном направлении, периодически выкрикивая имя мужа или кто тут вместо него? Как бы там ни было, чтобы выбраться отсюда, теперь Тэо всё равно придется пройти весь Лабиринт насквозь, так что ничего иного не остается.
Как только Виолет осталась на безопасном, по мнению Тэо, расстоянии, девчонка остановилась, чтоб отдышаться и подумать.
— Когда я ранила "Алекса", кровь потекла из стен... так что может быть...— Почему бы и нет... Тэо вытащила меч из ножен и слегка кольнула в ребра один из живых кирпичей.
(02:23:28) Лабиринт:
Со свойственной ей добротой, что тут скажешь. Стена вскрикнула, из прокола потекла кровь. Предсказуемый результат.
Виолет как стояла, так и осталась стоять. Входить в транс она не умеет, тем более, не умеет выходить в астрал, да и не факт, что тут, вообще, есть астральный план. И, кстати, это хорошо, что Виолет не может туда попасть, потому что лабиринты обычно голодны, а этот кормится детьми и родителями, отказавшимися от детей. Он вполне мог счесть Виолет своей законной добычей, и ее тело оказалось бы частью одной из стен.
А Тэо имеет смысл вспомнить вот о чем: стена, по которой они пришли к центру Лабиринта, двигалась. И форма Лабиринта, таким образом, менялась. А Алекс, вроде бы, не говорил им, что это единственная подвижная стена.
(02:27:07) Виолет:
Как только вамп сосредоточилась на на полете, молитва прервалась, головная боль стала отступать и упырица пошла вслед за Тэо. Медленно. Но пошла, — миссис Гарфильд, — два слова стоили ювелирше осознанного текста, — здесь нет ваших детей, и то, что живет здесь, здесь и останется. Они в безопасности. — попыталась утешить и привести в чувство мавританку Виолет, впрочем, блуждания только начинались, видимо.
(02:30:38) Тэония:
Не понятно с чего Виолет взяла, будто бы Тэо ищет своих детей здесь?! Как бы там ни было, раз в Лабиринте не было эха, значит темнокожая так и не услышала Виолет. Вместо этого она попыталась ощупать стену, чтобы понять, можно ли зацепится за отдельные части тела людей, чтобы взобраться по ним наверх.
— Следите за Китом, следите за Китом. Если он и впрямь девятый, то за ними за всеми следить глаз не хватит...— Пыхтела Тэо себе под нос.
(02:39:12) Лабиринт:
Зацепиться-то можно, это пожалуйста. Стена неровная, к тому же, довольно мягкая. Настолько, насколько может быть мягким человеческое тело. Но когда Тэо попробовала лезть вверх, Лабиринт развернулся в другую плоскость. И получилось, что Тэо ползет _вдоль_ стены, а не поперек. Слева от нее небо или что-то похожее на небо, справа - пол.
(02:48:46) Тэония: И оказалась темнокожая лежащей на куче полумертвых, полуживых, изогнутых в агонии и объятых страданием тел. Великолепные наверное ощущения, от тактильных до обонятельных. Но, вероятно, если подняться на ноги, то тело Тэо спланирует вниз... так что хочешь не хочешь, а ползти пришлось по пластунски. Тэо лучше чем кто-либо на этом свете умеет выдумывать страдания для самой себя.
— Алекс черт тебя дери, ответь!
(02:51:17) Лабиринт:
А с чего бы Алексу отвечать? Черт его давно забрал, так что даже это пожелание уже бессмысленно. Да и в Лабиринте Алексу не Тэо нужна была. И сейчас ему если кто и нужен, то не она. Так что тишину нарушает только неумолчный, тихий плач стен.
(00:18:12) Тэония:
Другой человек, будь он на месте Тэо, плюнул бы и пошел своей дорогой. Этот мифический "другой человек" вообще был существом крайне разумным, ибо на месте Тэо любой бы половину жизни прожил иначе. Но, увы, Тэо была на своем месте, а люди разумные заседали где-то в Швейцарии.
А Тэо ползла... с так стремительно и уверенно, будто бы точно знала, что стена вот-вот кончится. по крайней мере, она в это искренне верила. Ну, ибо, а куда ж еще то деться?
(00:22:11) Виолет:
Далеко уйти явно помешавшаяся мавитанка не могла, пока Виолет пробовала абсурдные варианты. Упырица огляделась и, быстро подойдя к Тэо отцепила ее от стены(Если она, конечно не сопротивляется). По мнению Виолет, что может быть абсурднее, ползания вдоль стены, да еще и цепляя за части вмурованных в нее тел?!
Первым делом нужно поставить девушку на ноги и привести в чувство. И, главное, добиться, что же происходит в голове у мавританки?!
— мисс Траидора? — упырица держит леди неподобающим образом, чтобы не брыкалась, — мисс Траидора, чего вы тут надышались! Придите в себя! Нам нужно наружу!
(00:24:13) Тэония:
Тэо определенно ползет не вдоль, а вверх.
(00:27:06) Лабиринт:
Если бы Тэо ползла вверх, маловероятно, чтобы пол и потолок оказались слева и справа от нее.
(00:29:19) Тэония: нрпг: Хм...
(00:33:49) Тэония:
Темнокожая откинула руку Виолет от себя и, похоже, решила, что теперь пришла её очередь взрываться. Правда, ярость всполыхнувшая в груди, там и осталась, работая как дополнительное топливо, но не возбудитель децибел.
— Виолет, я уже сказала что я здлесь делаю и зачем! Вали отсюда пока жива. Ты уже один раз бросила своего ребенка, сделай одолжение, не превращай это в традицию. Я здесь занимаюсь проблемами моей семьи, понятно? Если хочешь оставайся, или сдохни тут, и делай что хочешь только... — Тут темнокожая сама прехеватила руку Виолет за запястье и сдавила с той силой, на какую только были способны ее руки. А взгляд. О, этот взглд. Очень он Саркановский, хотя все внушительности Дракона у Тэо, конечно, нет и никогда не будет. — ... не смей мешать мне иначе я слегка подравняю эти стены тобой, понятно?
(00:43:07) Виолет:
— Тэо, какие проблемы ты решаешь?! — мертвая женщина боли не чувствует, так что усилия мавританки не возымели успеха, Виолет только аккуратно вывернула руку из цепких пальцев, чтобы острыми когтями не располосовать живую девичью кожу.
— Кого ты хочешь убить? Алекс и так мертв! Он кнопку нажимает, чтобы жить, ты вообще понимаешь что это значит?! — Виолет не зла, она раздражена на нелогичность мавританки, замуж она за него может, а жить с ним нет.
— Тэо, кто клятву давал быть с ним в болезни и здравии, жизни и смерти?! — раздражение постепенно перерастало в злость и вампирка, уверенная, что будет услышана, позвала, —Мистер Гарфильд, у вас жена с ума сходит! Может поищете решение?! — теперь она уже и на Алекса зла, хотя тирада еще не закончена, — Ради детей, раз вы так печетесь об их благе?!
(00:49:43) Лабиринт:
Алекса пришлось подождать. Он не материализовался поблизости, а неторопливо пришел откуда-то из-за поворота. Без особого удивления взглянул на Тэо, уж что-что, а ее целеустремленность без определенных целей Алексу хорошо знакома. А потом перевел взгляд на Виолет:
- Я уже домой ушел. Но раз речь зашла про "жену", значит, я переведен в настоящие мистеры Гарфильды? Это насовсем или временно?
(00:54:56) Тэония:
— Я хочу забрать у тебя имена детей. Чтобы ты их забыл. Как угодно... каким угодно способом. Назови свою цену? — Как только появился Алекс моментально сообщила темнокожая, проигнорировав вопрос ирландца или псевдо-ирландца, или кто он там, черт его разберет.
(00:56:53) Виолет:
— Это, — Виолет сделала паузу, показывая что разозлена жутко, — зависит от ситуации. — И продолжила уже более спокойно, — Мистер Гарфильд, если вам не сложно, кто кроме сеньора Вольфа и вас находится здесь? — в то, что Алекс, кем бы он ни был, согласится на сделку, Виолет не верила, но вариант родился в голове, как только ирландец вышел навстречу.
(00:59:37) Лабиринт:
"С хрена ли баня упала?!" очень по-русски отразилось на ирландском лице Алекса. Однако, с поистине британской сдержанностью и терпением он произнес:
- Тэо, для человека, решившего вырастить детей христиан среди демонов, ты слишком многого хочешь. Но я соглашусь забыть их имена, если ты и твои безбожные родственнички отдадите мне детей. Чтобы мы могли спокойно жить на Земле. Виолет, вы о чем говорите? - он посмотрел на вампиршу. - Здесь находятся души детоубийц и родителей-преступников, я же, кажется, ясно объяснил.

@темы: Тэония, Кит, Игровые логи, Виолет, Алекс

URL
Комментарии
2011-05-03 в 21:10 

Charwood.ru
(01:03:43) Виолет:
— мистер Гарфильд, я не осведомлена о возможностях душ здесь так же, как вы, поэтому уточните пожалуйста, они слышат, чувствуют, запоминают? Т.е. могут ли послужить источником информации покинув это место каким-то образом?
(01:11:39) Лабиринт: - Вы обе издеваетесь, что ли? - теперь Алекс по-настоящему удивлен. - Что за чертов бред про имена? Чтобы детям ничего не грозило кроме обычных для всех детей опасностей свалиться с лошади и сломать шею, или заплыть в омут и утонуть, или застрелиться, добравшись до отцовского револьвера, им достаточно жить на Земле. Оставьте себе свое язычество, я об этом даже говорить не хочу. Виолет, раз вы с Тэо сделали глупость и сошли с дороги, я имею полное право вас не выпускать. И я не выпущу, пока вы мне не поможете. Или пока Тэо не поймет, что собирается погубить души Марго и Габриэля.
(01:19:30) Виолет:
— Каков ваш интерес, мистер Гарфильд? — упырица никогда не видела торгующегося Алекса, но получалось у него неплохо. И с дороги они действительно сошли, и просить снисхождения у существа, сознательно нажимающего кнопку, смысла Виолет не видела.
— Нет, мистер Гарфильд, не издеваемся, — Виолет улыбнулась и сделала шутовской поклон, — меня вот, например, прокляли. Удивлены? — Виолет и позицию Тэо понимала и позицию Алекса, но вставать между ними хотелось меньше всего.
читать дальше

URL
2011-05-03 в 21:11 

Charwood.ru
(00:49:45) Виолет:
— мистер Гарфильд, у меня к вам еще один вопрос, есть ли в вашем проекте будущего место для мисс Траидоры и какое? — Чувствуя легкий рюкзачок за плечами словно неподъемную ношу, Виолет неощутимо перекатывалась с пятки на носок, в любую секунду готовая стать хищником. Для любого из них. Хотя, вопросов больше вызывал Алекс. Обаяшка Алекс, отчего-то решивший, что сир отпустит его прямо сразу после становления за детьми... И именно это вызывало больше всего вопросов. И предположений. Но пока Виолет ждала ответа.
— мисс Траидора, подождите с решениями, я хочу услышать ответ.
(00:54:16) Лабиринт:
Виолет не перестанет удивлять мистера Гарфильда. Никогда. А если, боже упаси, она даст ему становление, то "никогда" перестанет быть поэтическим преувеличением.
- Тэония - моя жена, - напомнил Алекс, не очень понимая, как, вообще, реагировать на такие вопросы, - как ей может не быть места в моей жизни? После Становления я, понятное дело, умру, и это снимет с нее все обязательства, данные перед алтарем, но матерью Марго и Габриэля она все равно останется. Это никому изменить не под силу. Кроме нее самой.
(00:55:47) Тэония:
— Ты никогда не признаешь что больше не годишься в люди, Алекс! — Ответила темнокожая Алексу, переходя на повышенные тона. — ... а уж тем более в христиане.
(00:57:18) Лабиринт:
- Ну, так я и хочу стать вампиром. Какие еще тебе нужны признания?
читать дальше

URL
2011-05-03 в 21:12 

Charwood.ru
(01:24:28) Кит:
-- Нууу, это уже даже не смешно - наследник чОрного властелина сидит на одной из стен, улыбается - Виолет, у вас есть предназначение, вы должны спасти Лидию, сделать ее человеком. Что тут непонятного? Она сыграет свою роль в будущей войне. - Кит глянул на Тэо - А ты... ты еще не поняла что все права на СВОИХ наследников имеет мужчина. Не женщина, а мужчина, потому что женщина просто не сможет дать то, что сможет дать им отец.
читать дальше

URL
     

Charwood.ru

главная